Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

ряса

Павленский и европейский синдром Баадер-Майнхоф


В статье "Le Parisien", рассказывающей о том, как l’artiste russe Piotr Pavlenski пытался раскурочить ледорубом ставни на окне, а потом поджег Банк Франции, l’artiste russe идет без кавычек, а nouvelle «performance» de l'artiste закавычен. Перформанс вдруг превратился в "перформанс"? Павленский долго пыжился доказать свой антикапитализм, но упорно оставался в контексте русофобии. У нас антикапитализм связан с КПРФ, потому еще очень надолго дискредитирован в глазах большинства. А для Запада любой антикапитализм внутри России это всегда очередная русофобская иллюстрация "тоталитарного русского режима" и убожества "этих русских", которым отказывал в "прогрессивной революционности" еще знатный русофоб Энгельс полтора века назад.

И вот наш Петр Эксгибиционист наконец-то довольно контрастно смог показать, что такое нынешний Совриск для нынешнего общества медиа-цирка и потреблятства. Причем совриск не только наш, доморощенный, а совриск, как таковой. Современное Искусство, как культурное и политическое явление (если это всё можно так охарактеризовать, конечно).

В рамках игрушечного арт-пространства "художнику" можно мусолить любые банальности типа "банкиры заняли место монархов" и "возрождение французской революционности приведет к мировому пожару Революции". Но иллюстрировать этот свой заезженный троцкизм жестами не вполне игрушечными уже нельзя, это выводит "артиста" за рамки разрешенной песочницы. Точней, если он берет вместо куличиков автомат в "тоталитарной стране", то для журналистов из "цивилизованного мира" он борец, храбрец и молодец. Чеченский повстанец и умеренный игиловец. А если тем же самым он вдруг решает заняться в самом этом цивилизованном мире, то он сразу террорист, преступник, а еще лучше (безопасней и спокойней) просто псих.

С Павленским особенно пикантно получилось. Сегодня он псих, подпаливший Банк Франции на площади Бастилии. А еще вчера с придыханием рассказывалось о том, как этот непримиримый борец с путинской тиранией поджег les portes du siege de l'ex-KGB. За этот "дерзкий перформанс" он несправедливо отсидел в страшной русской тюрьме и вырвался-таки наконец в Свободный Мир (где самовольно влез в чужую парижскую квартиру и стал красть еду в супермаркетах, чтоб не сдохнуть с голоду, попутно обвинив всех парижан в том, что они все поголовно такие же магазинные воры).

Когда-то Бренер нарисовал знак доллара на картине Малевича, но его "арт-высказывание" осталось на уровне арт-клоунады. И отсидел он в амстердамской тьюрьме всего лишь за хулиганство (краску он предусмотрительно использовал легко смываемую и никакого ущерба соответственно не нанес). Петр Эксгибиционист пошел дальше, совершил противоправное действие, адекватное уровню своего троцкистского арт-высказывания. А это уже попахивает полувековой давности поджогом, с которого началась карьера Баадера. Потому французы здраво рассудили, что лучше объявить этого чокнутого русского и в самом деле параноиком. Не дай Бог этот кретин вдохновит еще одну Ульрику!
ряса

Выставка Серова на Крымском валу

Collapse ) мы сходили на выставку еще в декабре. Без очереди (хотя хвост из ожидающих и тогда тянулся от входа немаленький). Я до Нового Года хотел впечатленьями насчет нескольких картин поделиться, но так и не собрался. Поделюсь теперь вот.

Collapse )

P.S.
Серов часто был недоволен рисунками и выдирал листы из альбома, выбрасывая их. Кто-то ему сказал, что с его-то именем он попросту разбрасывается кредитными билетами. На что самоироничный петербуржец ответил: "Ну, какая я знаменитость! Знаете, есть такой табак „выше среднего". Вот я такой табак, не больше".
ряса

Патентованная пустота

Ив Кляйн

Весной 1960 года в парижской Galerie nationale d’Art Contemporain собрались празднично одетые галеристы, арткритики и коллекционеры. Перед ними на стенах и полу были размещены чистые холсты. Yves Klein приготовил первый публичный перформанс с демонстрацией своих anthropométries. Под звуки "сочиненной" еще в 49 году Монотонной Симфонии три голых модели были торжественно обмазаны фирменным синим цветом и неспешно потыканы об холсты. После этого Ив Кляйн запатентовал свой синий цвет, как International Кlеin Blue (IKB), сделав пустоту брендом. Осенью того же года в пригороде Парижа он совершил "Прыжок в Пустоту",Collapse )
  • Current Music
    The Monotone Symphony
  • Tags
ряса

Z.M.




И в 22 жизнь может быть, как дым.
И в 38 можно быть ребенком.
Серьезным. Взрослым. Вдумчивым. Пустым.
Беспомощным. Бездарным. Одиноким.

Ей дела нет до всяких распродаж
чувств, шмоток. Шуток тоже ей не надо.
Прекрасный, безупречный персонаж
без вдохновенья, божества, азарта,

она живет активной жизнью, без
сомнений, не устраивая каверз.
Ее душа, как уличный боец,
обычно нападает, защищаясь.

В ней нет цинизма, жалости, стыда,
сплошное любопытство (так, на память).
Она умна, спокойна, голодна
до впечатлений, что не впечатляют.

Мир для нее как цирк: болтливо нем.
Штырь горизонта вбит в пустое небо.
Она типичный коллекционер,
хранящий экспонаты бессистемно.

ряса

жж и вконтакте


я как-то думал, что жж и вконтакте у меня для разных целей будут. Жж - некая трибуна под кумачевой скатертью и с графином воды. Можно речь толкнуть. Hy, a вконтакте такое место, где все кидаются друг в друга фотожабами, чужими цитатами и где даже говорить ничего не надо, кнопка "нра" есть. Опять же всякую музыку с картинками прикреплять проще (в жж с этим возиться дольше, но, правда, и возможностей оформленья больше).

Вообщем как-то так выходит, что последнее время чаще захожу вконтакт. Точней, что-то там пишу. При этом дурацкий характер свое взял. Думал, буду там всякие мелкие глупости выкладывать, а здесь - наоборот. В итоге там тоже стал всякие длинные серьезные (для меня) телеги запрягать. Которые тогда пусть и в жж присутствуют. Потому как многие френды, мнение которых мне важно, вконтакт игнорируют.


Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )
ряса

Эйзенштейн и усы дракона-таракана

Эйзенштейн хотел в роли Пимена снимать именно Пудовкина, поскольку ни у кого больше не было такого безумного взгляда. Сам нарисовал грим (по мне так на рисунке - маска смерти). И вот Пудовкина загримировали, обрядили. Он величественно сделал несколько шагов в кадре... и упал с сердечным приступом. Эйзенштейн будто бы сказал на это: "партийное нутро не вынесло духовной оболочки". Вообще удивительно до какой степени человек может зависеть от стилистики. Не эстетики даже, а именно стилистики. Немые фильмы Пудовкина - гениальная феерия. Особенно "потомок чингизхана". Потом пришли звук, коллективизация и генеральная линия партии. Пудовкин с этой троицей справиться не сумел. И, поняв это, стал юродивым. Постепенно.

Эйзенштейн, собственно, любил людей характеризовать гротескно. Про Богословского, например, сказал: «Бывает человек-лев, тигр, шакал, гиена, змея, лисица, а это человек-горжетка». Гротеск, возможно, был его защитной реакцией на всю советскую действительность. Вообще Эйзенштейн как будто не мог не играть. И с властью в первую очередь. По-детски, не думая о последствиях. Может, за счет этого и не загремел в лагерь. Булгакова за "Дни Турбиных" неминуемо ведь должены были причислить, как минимум, к "попутчикам", если не сразу к врагам народа. А Сталину пьеса понравилась. И не тронули Михаила Афанасьича. С Эйзенштейном, по-моему, похожая история. Он дразнил дракона. Чем развлекал его.

У "трудновоспитуемого" режиссера после Мексики был долгий простой. И его вызвал босс Шумяцкий, мол, не хотите ли к работе приступить? Эйзенштейн ему: «С удовольствием, Борис Захарович, любое ваше задание – буду работать». «Ну, вот если так, для начала помогли бы вы Грише Александрову вывезти его «Веселых ребят». «Я не ассенизатор, говно не вывожу. Дайте мне самостоятельную работу – буду ставить». Начальство поморщилось. «Ну, давайте ваше предложение, что будете экранизировать?» «Есть такой малоизвестный русский классик, Барков его фамилия. Есть у него грандиозное классическое произведение, «Лука» называется». Начальство призналось, мол, не читало. «Что вы, Борис Захарович, это потрясающее произведение. Кстати, оно было запрещено царской цензурой и издавалось в Лейпциге, распространялось подпольно». Начальство, услышав, что распространялось подпольно, загорелось, пришло в полный восторг: подпольная литература, издавалось в Лейпциге, запрещено царской цензурой! Настоящая классика! «Где же можно достать?» «Ну, в Ленинке наверняка есть, да и не в одном издании». «За день прочитаю?» Эйзенштейн горячо заверил: «Ну, что вы, Борис Захарович! Прочитаете за ночь, потому что вы не оторветесь, огромное удовольствие получите, несомненно». На что Шумяцкий по-деловому резюмировал: «Ну, что ж, очень хорошо. Считаю, что мы договорились. Я немедленно выписываю книгу. Сегодня же ночью я ее прочитаю, завтра приходите, вот мы, так сказать, все тут же и решим. Приступайте к работе». А потом весь оставшийся день секретарша, получив записку с названием произведения, которое следует заказать из Ленинки, бегала, боялась открыть начальству глаза, мучилась и страшилась неминуемого увольнения.

Шумяцкий на тот момент был начальником главного управления кинопромышленности, замом председателя комитета по делам искусств при совнаркоме. В 38 году его, конечно же, расстреляли. Всё как положено. А Эйзенштейн занялся Грозным. После "Невского" у него не было другого пути. И он рискнул. Дракон, попыхивая трубочкой в усы, остался доволен. Неожиданно. Или ожидаемо..

Collapse )
ряса

Brassai




Пустые ночные улицы - это даже не какой-то там интерес жизненный, это другая жизнь, другое ощущение жизни. В пустых ночных улицах появляется адекватное чувство пропорций. Толпа не дышит со всех сторон, создавая ощущение наполненности, не отвлекает от декораций. А декорации - они могут любым содержанием наполниться, любым настроением.