Кельт (krovin) wrote,
Кельт
krovin

Categories:

о "подлой жизни"




припев Шнура "всё заебало пиздец на хуй блядь" мне казался лингвистическим сгустком, что ли. Давно я не нюхал жизнь с подветренной стороны! Оказалось, некоторые конструируют подобные фразы легко и буднично. Число матерных единиц запросто может составлять и 6, и 7 штук подряд. При этом они не несут никакой эмоциональной нагрузки. Это обыкновенный строительный материал. Говорят что, мол, человек матом не ругается, а разговаривает. Унылое это дело. Когда потенциально аппетитный десерт превращается в коровью не то жвачку, не то лепешку.

ладно. Перейду к банальностям и конкретностям.

Удивило наличие какого-то латино-американского налета. Ну, "лавандос" я раньше слышал, а вот повсеместное "пиздос" и "досвидос" - нет. Употребляются они в одинаковом значении подытоживающего "и всё". Например: "дали блядь третью блядь группу на хуй и досвидос".

Очень частая вставка "блядь" и "на хуй" у многих появляется в речи, когда они хотят внушить к себе доверие незнакомого человека (заведомо приписывая ему пристрастие к быдло-драйву чисто физиогномически). Со мной в палате лежал тридцатилетний еврейский персонаж, у которого речь максимально (через слово) могла уплотняться этими двумя частицами при общении в сортире-курилке и совершенно очищаться, когда он говорил со мной, с лечащим врачом или с женой по телефону. Мимикрия в чистом виде. При этом, как бы матерясь, он и вести себя старался соответственно. Черные рэперы не зря смотрятся так органично с этой своей тюремной жестикуляцией и спущенными портками. А все белые (кроме эминема) выглядят, пытаясь им подражать, дурилками картонными.

Еще меня тронуло отношение к этим же "блядь" и "на хуй" в речи собеседника. То есть человек может 30 раз подряд в разговоре выслушать словосочетания "упал на хуй", "сел на хуй", "съел на хуй", как фон не замечаемые, а на 31 раз вдруг сфокусировать внимание на этом "сел на хуй", разразившись приступом веселья. Я так и не понял почему это происходит. Принцип работы механизма вычленения остался неясным.

Подростки-призывники следом за взрослыми гопниками неумело стремятся уплотнять свою речь и бегать курить в сортир. Зловещие стадности поспубертата.

Почему-то при всём моем неправильном поведении, в палате (по сути - в импровизированной камере) ко мне относились уважительно. Особенно узнав о моем давнем медобразовании. Плюс борода еще. Так что я побыл авторитетом, в натуре! Думаю, оставаться собой, не подстраиваться - единственная правильная манера поведения в подобной полублатной/полуподростковой среде (взрослые мужики выглядят по-детски доверчивыми, безрассудными, злыми). Нужно быть убедительным. Не казаться, а быть. То есть не пытаться играть несвойственную социальную роль.

Вообще как-то неожиданно, что простые люди (не сидевшие) в большинстве так рвутся к блатному поведению, к понтам этим пудовым, оказавшись в мужской компании, где эту модель предлагают всего несколько человек, меньшинство. Ведь не камера, в самом деле, никто не заставляет. Но персонажи целостные навязывают себя более слабым автоматически. Я в коллективах давно не был, правил этих не наблюдал. Очень увлекательно поначалу. И очень быстро достает, утомляет. Своей маханичностью, предсказуемостью. Становится внятен смысл старорежимного оборота "подлая жизнь".
Tags: ~, клиника, речь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments