March 28th, 2011

ряса

состояние транзита


В самом начале пятидесятых годов прошлого века в международном праве появился термин “перемещённые лица”: их счёт шёл на миллионы. Это были люди, которых вторая мировая война лишила дома и родины. У Анны Ахматовой есть такие стихи:
Нет, и не под чуждым небосводом,
И не под защитой чуждых крыл, -
Я была тогда с моим народом,
Там, где мой народ, к несчастью, был.
Стихи, как и время, в котором жила поэтесса, - патетичные. Анна Ахматова не любила эмигрантов. Бог ей судья. У меня совсем другое понимание дома и другое чувство национальной близости. Без всякой патетики, но не без гордости я могу назвать народ, к которому я принадлежу уже больше тридцати лет. Мой народ - это перемещённые лица, политэмигранты, беженцы, бродячие собаки Европы. Я - патриот (Померанцев)
  
 
состояние транзита - одно из лучших состояний (если, конечно, оно не вынужденное, а добровольно выбранное). Особенный кайф - движение без цели, просто пожирание пространства. Путешествовать автостопом правильно и бессмысленно. Так же, как сочинять стихи, любить, пить, делать революцию или деньги. Я вот мало путешествовал. Наверно потому люблю фильмы Вендерса. Особенно Алису. Road movie - это всегда попытка сбежать от неизбежных транспортных поборов Харона.
ряса

о снобствующих не по делу


столкнулся в очередной раз с утверждением об убогости советского рока, поскольку, мол, всё было содрано с западных образцов. А в комментах еще и вывод сделан: "о закономерном обращении более бедной по звучанию культуры к более богатым".

Разговоры эти давно меня смешат. Ну такой исторический период случился, иначе "предоставить перевод" в этом жанре нельзя было. А то, что вся наша (и шире - западная) история - череда взаимозаимствований люди не вспоминают. Можно подумать, что христианство, византизм, гегельянство, марксизм изобретены тут. Не говоря про романтизм, символизм, футуризм, симфоническую музыку, балет и поп-арт:). Нелепо же считать Лермонтова вторичным за "горные вершины спят во мгле ночной" или байронизм. А Пастернака бездарью за переводы Шекспира и Рильке. Так устроена культура. Почему надо применять какие-то специальные требования к последней трети прошлого века? Чем так принципиально тогдашние культурные формы отличны от прежних? Ответ простой: всем этим снисходительным критикам, высокомерно выносящим приговоры, плевать на историю, которая для них абстракция, куча музейных экспонатов в пыли. И это жаль. Когда кругозор одним "продвинутым" арт-хаусом и "всем-чем-угодно-но-в-оригинале" ограничивается. Снобизм это всё.

Не люблю снобов